Биография и факты: этель лилиан войнич. успех, прождавший полвека

Исследования манускрипта Войнича


Фотография страницы из рукописи Войнича

Названа эта рукопись по имени торговца книгами Уилфрида
Войнича, который являлся супругом Этель Войнич. Он приобрел рукопись в
монастыре на территории Италии. Но, история этой книги начинается гораздо
раньше.

Первым владельцем ее был император Рудольф в далеком XVI веке, а точнее в 1580 г. Небольшую книжку с цветными картинками он получил от астролога, исследователя и географа Джона Ди. (Да-да того самого, что обучил Медичи известному пасьянсу). Джон Ди очень хотел уехать домой в Британию из Праги и решил купить разрешение на это своеобразным подарком.

Как считают ученые — Ди наврал про древность книги: исследования манускрипта Войнича говорят, что по состоянию бумаги он появился на свет в том же XVI веке. Но расшифровать рукопись до сих пор никому не удалось.

Книга имеет размер 225 мм на 160 мм, в ней находится зашифрованный текст или написанный на неизвестном языке. Страниц было ровно 116, но 14 из них сейчас утеряны. Манускрипт Войнича написан цветными чернилами, четким, красивым почерком, писали гусиным пером. Цвета чернил разные: зеленый, синий, желтый, красный и коричневый.

Мнение криптологов

Криптологи, изучавшие рукопись Войнича, отмечают, что какие-то буквы напоминают латинский и греческий алфавит, другие похожи на арабские иероглифы или иврит.

Есть и совершенно непохожие ни на одну письменность. Почти каждая страничка украшена рисунками, благодаря которым весь манускрипт смогли поделить на несколько разделов:

  • ботаника;
  • астрономия;
  • медицина;
  • биология;
  • астрология.


Астрономический раздел

Самый большой раздел включает в себя множество количество
самых разных рисунков трав и, видимо, их описание. Множество растений
идентифицировать не удалось – выглядят они крайне фантасмогорично. Таких
неопознанных растений в книге более 400.

Все разделы оформлены в едином стиле. Астрономический
содержит рисунки различных планет, Солнца, Луны, есть созвездия. Биологию
украшают изображения людей и животных. Некоторые считают, что там описано
взаимодействие души с телом и какие-то физиологические процессы в организме.
Рисунки астрологического раздела показывают нам разные медальоны, знаки
Зодиака, какие-то странные символы, звезды. Медицина приводит, видимо, какие-то
рецепты, методики лечения и так далее.

Роман о себе любимом?

Это Степняк уговорил свою «зомби» сесть за написание романа. Он должен был быть посвящен, естественно, революционеру, которого не может сломить ни тюрьма, ни сума. Надо ли говорить, что прототипом главного героя стал именно Степняк. Все остальное добавило пылкое воображение Лилиан.

Однажды в дом, который снимали Степняки, постучали. На пороге стоял худой и оборванный человек, смертельно уставший. Оказалось, он привез Фанни привет от Прасковьи. Звали оборванца Вильфрид Войнич. Вскоре навязчивой идеей «гуру» стало желание во что бы то ни стало выдать замуж «Булочку» за Войнича.

Испытывала ли чувство любви к революционеру сама Лили — так и остается загадкой. Скорее не к нему, а к его героическому прошлому. Она исправно заботилась о муже, как вдруг оказалось, что у него идейные расхождения со Степняком. Некоторое время Лилиан отстаивала мужа, а потом плюнула и на него, и на гуру, и отправилась в Италию дописывать роман, который назвала «Овод».

Черновые наброски удалось закончить в 1893 году, но главному герою — Степняку — не судьба была прочитать это произведение. Сначала у Лилиан не было денег на переписку (единственный экземпляр она даже гуру дать не решилась), а потом Степняк внезапно погиб, случайно попав под поезд…

И тут Лилиан почувствовала, что ее роман будет скорее всего не интересен кому-либо, кроме ее погибшего учителя. Так оно, по большому счету, и оказалось. На Западе роман практически неизвестен, зато в СССР был переведен на 23 языка и выдержал свыше 100 изданий общим тиражом более 4 млн. экземпляров.

Но до бурного всплеска интереса к роману было ой как далеко. В Англии тираж оказался не распроданным, в США, напротив, из-за удачной рекламы все экземпляры «размели» очень быстро. Друг погибшего Степняка, драматург Бернард Шоу, предложил Лилиан сделать на основе «Овода» пьесу. На премьере присутствовала и писательница. Говорят, после просмотра она сказала только одну фразу: «Лучше бы ничего не писала»…

Манускрипт Войнича – подделка?


Рукопись — пустая выдумка?

Еще один самостоятельный исследователь Гордон Рагг из Англии
считает, что вся книга – это не более чем шутка и полная чушь. «Манускрипт
Войнича подделка!» — заявляет он, называя ее «изящный вздор».

Он воспользовался шпионской техникой Елизаветы I и смог
создать текст, сильно напоминающий тот, что мы видим в оригинале. Он считает,
что эту книгу сделали для Рудольфа Второго, автор подделки Эдвард Келли —
приятель Джона Ди. Но Раггу противостоят противники, которые уверены, что язык
манускрипта очень сложный для подделки.

Разве можно сделать больше ста страниц текста с рисунками,
так аккуратно, с большим количеством нюансов и тонкостей, свойственным
настоящим языкам, говорят они. Кодирующий механизм 16 века может выдать текст,
который похож на язык рукописи Войнича, но эта будет полная ерунда.
Исследователи считают, что версия Рагга не доказывает, что рукопись чистой воды
подделка.

Дело в том, что тексту рукописи Войнича присущи элементы, которые легко обнаруживаются в существующих реальных языках. С научной точки зрения у текста низкая энтропия, и подделать его крайне сложно вручную, тем более что речь идет о 16 веке.

При этом пока никто не смог доказать – является ли рукопись
Войнича криптографической, реальным языком или бессмыслицей. Сторонники
подделки говорят, что повторение одинаковых слов два и более раз как раз и
говорит о том, что это не текст, а ерунда.

Противники подделки, напротив, уверены, что сложность
конструкций, построение предложений, доказывает – язык настоящий. А еще он
довольно-таки сложен, даже самому сумасшедшему алхимику пришлось потратить бы
годы на создание такого текста.

Сам же Рагг уверен в своей теории, а тех, кто не верит он
приглашает воспользоваться машиной под названием решетка Кардана. Ему самому
понадобился всего месяц на создание текста подобного рукописи Войнича.

Революционый «гуру»

Юную восторженную Лилиан со Степняком и его супругой Фанни познакомила Шарлотта Вильсон, издательница журнала «Свобода». Чете Степняков «Булочка», как они называли Лилиан, очень понравилась. Она учила их английскому языку, они ее — русскому, потом уговорили съездить в Россию самой, чтобы посмотреть, что это за «варварская» страна. «Варварская» — в понимании Мэри, которая очень не хотела отпускать младшую дочь именно в Россию. Она как чувствовала, что Степняк попытается использовать юную девочку…

Он и в самом деле снабдил ее адресами своих друзей, находящихся под присмотром полиции, и задержись Лилиан дольше в российской столице, не исключено, что и она сама могла бы попасть под подозрение. Но ее лондонские друзья написали письмо к своим знакомым, неким Веневитиновым, в Воронежскую губернию. Прибыв в имение, Лилиан вскоре убедилась, что попала в «гнездо» монархистов, что российский император приходится хозяину имения кумом, окрестив его ребенка. Едва ли не сразу после приезда дети возненавидели свою учительницу английского, она ответила им тем же, дворня над нею измывалась, как могла, называя прямо в глаза «аглицкой ведьмой».

«Стоит ли метать бисер перед свиньями?» — подумала отважная англичанка с душой революционерки, собрала нехитрый скарб и отправилась в Петербург. Здесь она поселилась у замужней сестры Фанни, которая была замужем за другим русским революционером, неким Василием Карауловым, который к тому же сидел в тюрьме

Его жена с сыном, прихватив Лилиан, отправились в Псковскую область в имение родителей Василия, где Прасковья отважно бросилась лечить крестьян, а английская гостья во всем ей помогала. Лилиан оказалась с весьма крепкими нервами, не боялась ни вида крови, ни гноящихся ран

Как же — ее «учитель» Степняк не раз подчеркивал, что революции рафинированные интеллигенты не нужны…

Спустя некоторое время состоялся суд над Карауловым. Он был сослан в Сибирь. Жена и сын последовали за ним. А Лилиан пришлось возвращаться в состоянии, близком к нервному шоку, в Англию. Депрессия была настолько мощной, что в Париже Лилиан даже не нашла в себе силы полюбоваться только что открытым чудом — Эйфелевой башней…

Вернувшись в Англию, Лилиан обнаружила, что у нее остались еще средства от наследства, так что она могла себе позволить вести вольный образ жизни, не работая. Единственной целью ее жизни стало добывание денег для гуру, пламенного русского революционера. Она так красочно расписывала нравы России и те лишения, какие претерпевают вынужденные эмигранты, что богатые лондонские обыватели не скупились на помощь. Кто-то наличными, кто-то чеками. При этом сама Лилиан не брала из этих денег ни цента…

Трагедия Ривареса

В «Оводе» Войнич в третьей части происходит раскрытие личности главного персонажа и кульминация основной сюжетной линии. Берут под арест человека, занимающегося перевозкой оружия. Риварес отправляется в Бризигеллу, чтобы ему помочь. Джемме снова не удается доказать, что Овод — это Артур.

Овода арестовывают: мужчина потерял над собой контроль, когда во время перестрелки видит кардинала. Нужно разрешение кардинала на проведение военного суда. Во время встречи с Риваресом он оскорбляет Монтанелли.

Революционеры помогают сбежать ему, но во время побега Овод теряет сознание. Его заковывают в кандалы, несмотря на его состояние. Он просит встречи с кардиналом. Во время их встречи Овод говорит Монтанелли, что он — Артур. Мужчина ставит своего отца перед выбором: либо он, либо религия. Кардинал оставляет его.

Лоренцо дает согласие на военный суд. Ривареса приговаривают к расстрелу. Солдаты прониклись теплыми чувствами к нему и стреляли мимо. Но Артур все-таки погибает. Его последние слова были обращены к кардиналу, который пришел на расстрел.

Друзья узнали о гибели Овода. Джемме приносят записку, в которой Риварес сообщает ей, что она не ошибалась, и он — Артур. Мартини сообщает ей, что кардинал Монтанелли скончался от сердечного приступа.

«Овод» Войнич затрагивает не только тему революции, но и трудности во взаимоотношениях людей. Поэтому его следует рассматривать шире, чем просто революционное произведение.

биография

Этель Лилиан Буль родилась 11 мая 1864 года в коттедже Личфилд, Блэкрок , Баллинтемпл, Корк , младшая дочь английских родителей, математика Джорджа Буля (отца булевой логики ) и математика и педагога Мэри Эверест , племянницы Джорджа. Эверест и писатель для журнала Crank , периодического издания начала 20-го века . Ее отец умер через шесть месяцев после ее рождения. Ее мать вернулась в родную Англию с дочерьми и могла жить на небольшую государственную пенсию, пока ее не назначили библиотекарем Королевского колледжа в Лондоне. Когда ей было восемь лет, Этель заболела рожей — болезнью, связанной с плохими санитарными условиями. Ее мать решила отправить ее жить в Ланкашир к брату, который был менеджером угольной шахты, полагая, что это пойдет на пользу ее здоровью. Описанный как «религиозный фанатик и садист», который регулярно избивал своих детей, он, по-видимому, заставлял Этель часами играть на пианино. Этель вернулась в Лондон в возрасте десяти лет. Она стала замкнутой, оделась в черное и назвала себя «Лили».

В восемнадцать лет она получила доступ к наследству. Это позволило ей изучать фортепиано и музыкальную композицию в Hochschule für Musik в Берлине, которое она посещала с 1882 по 1885 год. В этот период ее все больше привлекала революционная политика. Вернувшись в Лондон, она выучила русский язык у Сергея Кравчинского , известного как Степняк, который вдохновил ее поехать в Россию. С 1887 по 1889 год она работала гувернанткой в ​​Санкт-Петербурге, где жила с невесткой Кравчинского, Пресковией Карауловой. Через нее она стала связана с революционными народниками . По возвращении в Великобританию она поселилась в Лондоне, где занялась прореволюционной деятельностью. Вместе с Кравчинским она основала Общество друзей русской свободы и помогала редактировать англоязычный журнал Народников « Свободная Россия» .

В 1890 году она познакомилась с Михалом Габданк-Войничем, польским революционером, бежавшим из Сибири. Вскоре он также стал спутником жизни Этель Буль. К 1895 году они жили вместе, и она называла себя миссис Войнич. Они поженились в 1902 году. В 1904 году он произнес на английском языке свое имя Уилфрид Майкл Войнич и стал торговцем антикварными книгами, дав свое имя в конечном итоге рукописи Войнича .

В 1897 году она опубликовала «Овод» , который сразу же имел международный успех. Она опубликовала еще три романа « Джек Рэймонд» (1901), « Олив Лэтэм» (1904) и «Прерванная дружба» (1910), но ни один из них не сравнится по популярности с ее первой книгой.

Войничи эмигрировали в Соединенные Штаты в 1920 году, после того как Уилфред перенес основную базу своего книжного бизнеса в Нью-Йорк. С этого момента она больше сконцентрировалась на музыке, работая в музыкальной школе, но продолжила писательскую карьеру в качестве переводчика, переводящего с русского, польского и французского языков. Последний роман « Сними ботинки» был опубликован в 1945 году.

Войнич не знала об огромных продажах «Овода» в Советском Союзе до тех пор, пока в 1955 году ее не посетил в Нью-Йорке российский дипломат, который сказал ей, как высоко ее ценят в стране. В следующем году Адлай Стивенсон заключила соглашение о выплате ей гонорара в размере 15 000 долларов США .

Этель Лилиан Войнич умерла 27 июля 1960 года в возрасте 96 лет По ее воли, ее тело было кремировано , а пепел рассеян по Центрального парка в Нью — Йорке .

Предполагаемый роман с Рейли

По мнению британского журналиста Робин Брюс Локхарт , Рейли — русский по происхождению действует на работу в эмигрантский разведывательной сети Скотланд — Ярд «s Специальное отделение — встретил Этель Войнич в Лондоне в 1895. Локхарт, отец которого, Локхарт знал Райли, утверждает, что Рейли и Войнич имели сексуальную связь и вместе путешествовали в Италию. Говорят, что во время их романа Рейли обнажил свою душу и рассказал ей историю своей шпионской деятельности. После их недолгого романа Войнич опубликовал «Овод» , главный герой которого Артур Бертон был основан на Рейли. В 2004 году писатель Эндрю Кук предположил, что Рейли, возможно, сообщала о Войнич и ее политической деятельности Уильяму Мелвиллу из специального отделения столичной полиции . В 2016 году появились новые доказательства из архивных сообщений между Анной Фримантл , которая пыталась составить биографию Этель Войнич, и родственницей Этель со стороны Хинтона. Свидетельства показывают, что между Рейли и ней во Флоренции в 1895 году имела место какая-то связь.

Progress

There is a Postscript Type 1

font

(by J. S. Porter;
see the

test

sheet) and a Postscript Type 3

font

(by myself) for setting Voynich script.
Bruce Grant has prepared a

Metafont Voynich font;
Martin McCarthy has made his own version
of this font available via

WEB
and via

FTP.

Various transcriptions
(using some conventional
transcription alphabet)
have been located; some modest further transcription
work has been carried out:

  1. Petersen’s
    hand transcription (made in the late 1930’s)
    has been photocopied and distributed

  2. Currier’s

    partial transcription
    has been widely distributed; a somewhat corrected and enlarged

    revised version
    has been made by
    members of the Voynich mailing list.

  3. There are the First Study Group (FSG)
    transcriptions,
    made by Friedman and friends in the late 1940’s, described in my


    Cryptologia

    paper.

    (See files
    1609.txt,
    1613.txt,
    FSG.txt,
    and
    v2.txt.
    The minutes of the FSG
    are interesting to look at, but give no insight into VMS problem.
    The 1946 «Carter report» is worth a visit.)

  4. J. H. Tiltman’s

    transcription

    of a few pages, made in 1951, also uses the FSG transcription alphabet.

  5. There is the partial Second Study Group (SSG)
    transcription
    made by Friedman and friends in the early 1960’s.

  6. G. Landini and R. Zandbergen are currently engaged in a long-term EVMT
    (European Voynich Manuscript Transcription) project
    which attempts to merge and rectify all previous transcriptions,
    proofread against Petersen’s transcription.
    The current state of their work, together with detailed explanations of
    the project, can be found at the
    EVMT web site.

The physical

layout

of the folios, the way the fold out pages work,
how the folios pair up into bifolia and nest to form
quires, etc, has been clarified.

Currier’s

discovery

of two handwriting styles with corresponding
textual statistical differences has been popularized and verified.

And public awareness of the VMS has been furthered,
as evidenced by the proliferation of VMS web pages
and by the
appearance of the VMS in works of fiction,
for instance, in a recent
Indiana Jones
novel.

Смогут ли расшифровать рукопись Войнича?


Загадочный рисунок

Наши соотечественники – С.Г. Кривенко, кандидат
биологических наук и К.Н. Нагорная инженер-программист Минздрава России
считают, что Джон Ди помимо всего прочего был шпионом. Манускрипт же написал
один из его коллег в данной сфере деятельности. Вполне вероятно, что в книге
зашифрованы какие-то рецепты, возможно яды.

«Неземные» растения поддались пытливому глазу ученых – они сложносоставные. Цветок от одного, лист от другого, корень от третьего и так далее. Любопытно, что там нашли женьшень, это позволило предположить – автор рукописи бывал в Китае. Но, большая часть нарисованных растений – вполне себе европейская. Стали думать: кто посылал в Китай миссию в 16 веке – оказалось уже упомянутый орден иезуитов.

Их ближайший, как бы сейчас сказали – офис, был в Кракове, там же и начал работать Джон Ди с напарником-алхимиком по имени Келли. В Прагу они перебрались уже много позже. Так что пересекаться с иезуитами, бывавшими в Китае, Ди и его напарник вполне мог. Доподлинно известно, что именно монахи давили на императора и требовали выслать Ди из страны.

Текст рукописи Войнича конечно необычный, но Нагорная и Кривенко решили попробовать его расшифровать. Выяснилось, что он состоит, в большинстве своем, из сокращённых слов на латыни и реже на греческом. В Средневековье не было цифровых ключей, но в текст вставляли так называемые «пустышки» набор символов, не имеющих смысла. Так как любитель ядов не хотел, чтобы его казнили, то он внес в текст «пустышку», напоминающую виселицу – своеобразный «черный» юмор.

Одно из растений составлено из белладонны и копытня, под ним
удалось прочесть наименования именно этих трав на латыни. Дальше исследователи
на той же страничке нашли рецепт яда: найденные сокращения в нем указывают на
Танатоса – греческого бога смерти. Ученые говорят, что полностью расшифровать
манускрипт Войнича им не удалось, но считают свою версию правильной и верной.

Remaining problems

A high-tech physical and chemical examination of the vellum, of the inks,
etc, has not been done, in part because it is not at all clear what
questions might be answered by such means.

We lack a clear agreement on the character set of the VMS.
On the one hand we have Guy’s highly analytic


Frogguy

transcription alphabet with about 20 symbols, and on the other
we have Currier’s alphabet with 36, augmented by my list of 50 or 100
rarely occurring «weirdo» symbols.
What is represented by one weirdo symbol might be represented by the
3 or 4 Frogguy symbols it is analyzed into.
The right choice for transcription alphabet is at some unknown place on this analytic/synthetic
continuum.

We lack a reliable transcription, in part because it is hard
to proofread a transcription from a poor photocopy, and in part because
of our uncertainty about the transcription alphabet.

We also lack decisive tests for distinguishing between nonsense babble,
crafty cipher, and language.

And we lack a precise intellectual context in which to place the VMS.

Маленькая бунтарка

После смерти мужа Мэри Буль, оставшаяся с пятью дочерьми, отправила восьмилетнюю Лили в деревню к деверю — управляющему шахтой. Но главной заботой дядюшки было не отпаивать болезненную племяшку парным молоком, а искоренять ее несуществующие пороки. Однажды девочку обвинили в краже куска сахара. Малышка божилась, что не брала, но дядя в назидание запер ее в чулане. Этель не раскаялась, и тогда дядя сказал, что зальет ей в рот особое лекарство, которое поможет обнаружить пропажу. Ребенок в ужасе чуть не утопился в пруду. К счастью, на этом «воспитание» закончилось. Мать забрала дочь в Лондон, куда перебралась в надежде заработать.

Личная жизнь

В жизни Этель, с молодости ходившей исключительно в черном платье в знак скорби по несовершенству мира, было одно замужество. Но кроме супруга, еще двое мужчин произвели на уроженку Баллинтемпла сильное впечатление, причем все трое были выходцами из Российской империи. Первым джентльменом, оказавшим влияние на жизнь и творчество писательницы, стал народоволец и литератор Сергей Кравчинский, публиковавшийся под псевдонимом Степняк.

Под влиянием российского бунтаря, жившего в эмиграции в Лондоне, Этель выучила русский язык и 2 года прожила в Воронежской губернии в качестве гувернантки семьи Веневитиновых. Интересный факт: Степняк-Кравчинский, судя по фото, похожий на своего кумира Карла Маркса, стал прототипом главного героя не только в «Оводе», но и в романе Эмиля Золя «Жерминаль». Сергей Михайлович, подобно Анне Карениной, погиб под колесами поезда. По версии следствия, трагическое происшествие, случившееся в конце 1895 года, было не суицидом, а несчастным случаем.

Писательница Этель Войнич

Фамилию Войнич Этель обрела, выйдя в 42 года замуж за польско-литовского революционера, бежавшего в Лондон из сибирской ссылки, — Михаила Леонардовича Войнича, в Англии жившего под именем Вилфред Майкл Войнич. Брак не принес писательнице ни детей, ни богатства, а в дальнейшем обернулся разочарованием: муж утратил романтические идеалы и превратился в антиквара и книготорговца. Профессиональным достижением Вилфреда Майкла стало приобретение манускрипта на неизвестном древнем языке, который получил название «рукопись Войнича».

По слухам, возлюбленным Этель был уроженец Одессы — британский разведчик Сидней Рейли. Шпион, организовавший убийство эсером Яковом Блюмкиным германского посла в России Вильгельма фон Мирбаха и стоявший во главе операции «Трест», стал одним из прототипов Джеймса Бонда. Образ Рейли в советском кино воплощали Александр Ширвиндт, Владимир Татосов и Сергей Юрский.

Вторую половину жизни Этель посвятила музыкальному творчеству. В числе произведений Войнич-композитора — оратория «Вавилон», кантаты «Подводный город» и «Эпитафия в форме баллады».

С 1920 года Войнич жила в США, в Нью-Йорке. Вначале с мужем, а после его кончины — со своей компаньонкой, подругой и секретарем Анной Нилл.

Примечания

  1. Internet Movie Database (англ.)
  2. ↑ The Feminist Companion to Literature in English (англ.): Women Writers from the Middle Ages to the Present
  3. Ф. Л. Агеенко, М. В. Зарва, Д. Э. Розенталь, Словарь ударений для работников радио и телевидения, 1967, стр. 97
  4. Ф. Л. Агеенко, М. В. Зарва, М. А. Штудинер, Словарь ударений русского языка, 2000, стр. 538
  5. ↑ Зарубежные детские писатели в России. Биобиблиографический словарь. — С. 87.
  6. ↑ Зарубежные детские писатели в России. Биобиблиографический словарь.
  7. Andrew Cook, Ace of Spies: The True Story of Sidney Reilly, 2004, Tempus Publishing, ISBN 0-7524-2959-0. Page 39.

Овод — это Артур?

Краткое содержание «Овода» продолжается тем, что во время прогулки синьора Болла случайно встречает Ривареса. Ее эта встреча напугала: он ей показался похожим на Артура. Овод тяжело заболевает. Революционеры все заботятся о нем, а Зиту Рени Риварес не желает видеть. Цыганка ненавидит всех его однопартийцев. Мартини понимает, что она очень сильно любит его.

Овод начинает выздоравливать. Он рассказывает Джемме о себе. В свою очередь, она рассказывает Риваресу о своем горе: она считает, что из-за нее погиб человек, которого она любила, и который был ей дороже всех на свете. Синьору Боллу терзают сомнения: она думает, что Овод — это Артур. Но Риварес ничем не выдает себя.

Он просит Джемму помочь ему с доставкой оружия в Папскую область. Она дает ему свое согласие. Зита говорит, что знает, кого он любит больше всех — кардинала Монтанелли. Риварес не отрицает этого. Ему удается в образе нищего переговорить с Лоренцо. Он понимает, что кардинал все еще страдает. Овод хотел было все рассказать ему, но потом вспоминает все, что пришлось ему пережить. Вернувшись домой, Риварес узнает, что его любовница ушла вместе с табором и собирается замуж за цыгана.

Адаптации[править]

До фига и больше.

Театр

  • 1898 — Бернард Шоу по просьбе самой Войнич, чтобы предотвратить другие драматизации, создал пьесу «Овод, или Сын кардинала».
  • 1899 — «Овод» поставлен Эдвардом Роузом.
  • 1906 — в России появилась постановка «Жертва свободы».
  • 1916 — «Овод» поставлен В. Золотаревым (возможно, имеется в виду композитор Василий Золотарёв).
  • 1923 — опера С. И. Прокофьева «Праздник крови», мелодрама в 6 действиях с прологом.
  • 1928 — Михаил Николаевич Жуков написал оперу.
  • 1930 — Александр Александрович Зикс поставил оперу.
  • 1940 — новая постановка «Овода» (реж. Алексей Желябужский).
  • 1958 — Антонио Спадавеккиа поставил оперу в Пермском театре оперы и балета.
  • 1965 — Александр Чернов поставил балет на либретто И. Вельского
  • 1982 — Сулхан Цинцадзе на сцене Московского музыкального театра имени К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко поставил балет «Риварес», а 1987 на его основе студией «Грузия-фильм» был создан одноимённый фильм-спектакль.
  • 1983 (1985?) — Геннадий Егоров в Ленинградском государственном театре им. Ленинского комсомола поставил рок-мюзикл.

Кино

  • 1928 — первая советская экранизация. В англоязычной Википедии написано, что фильм снимался в Грузии и в оригинале назывался «კრაზანა» — «Оса».
  • 1955 — вторая советская экранизация. Идеология в адаптации. Несмотря на плеяду замечательных советских актёров, фильм получился довольно плакатным, а все тонкости личности Ривареса, его горькая и злая ирония, сложность его взаимоотношений с отцом и с Богом оказались за бортом. Кардинал Монтанелли теперь — лицемер и ханжа, угодливо кивающий австрийским оккупантам и отрекающийся от сына практически сразу, как тот поставил его перед выбором — отказаться от веры в Бога или позволить расстрелять сына: ведь все священники — тупоголовые и бессердечные фанатики! Австрийцы — звероподобные солдафоны и садюги, умеющие только пить, вешать недовольных и изгаляться над крестьянами, всячески провоцируя революцию. Прошлое Ривареса, не вписывающееся в светлый образ мученика революции — нищенство, унижения в бродячем цирке, избиение пьяным матросом в захудалом кабаке — всё выброшено вон: теперь его шрамы — от пыток в застенках. Это не говоря уже о совершенно плакатных моментах, вроде того, где Риварес, стоя перед расстрельной командой, простирает руку с криком «Стреляйте! Перед вами борец за свободу Италии!» — и будто по мановению этой руки МОЛНИЕНОСНО наступает рассвет. В итоге вместо тяжёлой и сложной драмы получилось красивое, но картинное кино «про революцию». Сама Войнич, хоть и была польщена, что её роман экранизировали, всё же со вздохом о

1980 — третья советская экранизация (трёхсерийный фильм). Николай Мащенко перенёс «Овода» на экран гораздо бережнее.

  • Флэшбэк — в такой форме частично идёт повествование в первой серии: внешний флэшбэк — воспоминание Овода о юности, когда он был Артуром; внутренний флэшбэк — воспоминания Артура о своём детстве. В третьей серии также есть флэшбэки из детства Артура. Если учесть, что в начальных титрах первой серии Овода ведут на казнь, то почти все события фильма — один сплошной флэшбэк, за исключением самой казни и сцен после неё.

2003 — планировалась китайская экранизация.

Расшифровка манускрипта Войнича


Фито раздел рукописи Войнича

Интерес к рукописи Войнича возник очень давно, а сейчас,
когда книга выложена в сети Интернет в хорошем качестве – он просто
запредельный. Поиски ключа к рукописи Войнича начинали с анализа букв и частоты
их применения. Но проверка таких языков как латынь, русский, турецкий, арабский
и многие другие ни к чему не привела. Но, это исследователей не остановило
конечно.

Выяснено, что некоторые слова напоминают язык полинезийцев, но ничем это знание не помогло. Гипотез о том, откуда взялась таинственная книга – огромное количество. Кто считает, что она с другой планеты, ведь такое количество незнакомых растений и животных, да и язык непонятный. Кто-то ратует – за параллельный мир, есть любители теории, что книгу принесли из сновидения тогдашние дриммеры.

Конечно не отказываются и от банальной мистификации. И первым кого подозревают в создании подделки – Джон Ди. Дескать, придумал выдуманный алфавит, написал на нем бессмысленный текст, нарисовал картинки и подсунул глупому Рудольфу, как великую ценность. В итоге исследователи зашли в тупик в создании своих гипотез и способов расшифровки.

Периодически появляются сенсационны сообщения, что
манускрипт Войнича расшифрован, но это не более чем очередная газетная «утка»
или ничем не подтвержденная попытка доморощенных исследователей раскрыть тайну
старинной рукописи.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector